воскресенье, 31 марта 2013 г.

ПОИСК ВРАГА.

Пролог

Вместо ожидаемой тверди каменной крепости Лудеранского леса под ногами великого и знаменитого путешественника между мирами вдруг оказались упругие, толстенные листья доисторического папоротника. Причем папоротника огромного, ибо, если судить по продолжительности падения, до жидкой, хлюпающей пузырями почвы было не меньше чем пятнадцать метров. И все эти пятнадцать метров Дмитрий Петрович Светозаров только и делал, что спонтанно пытался остановить руками хаотичное скольжение вниз. Даже про заплечный ускоритель, позволяющий летать, забыл. Но хуже и страшнее всего оказалось нежданное магическое бессилие при попытках вновь вернуться в межмирское пространство. Ко всему прочему, на сознание давил ужас, что, возможно, и все остальные люди из огромного отряда, которых он перебрасывал в центр баронских владений, сейчас точно так же куда-то падают, скользят по соседним листьям или тонут в болотной жиже.

А уж такие мелочи, как чрезмерный грохот, непрекращающиеся вспышки молний и обильный ливень, казались несущественными. Хуже и так быть не могло. Даже режим слипания на своем сюртуке Дмитрий включить не успел. Так что ни родная сестра Елена, ни супруга Александра, ни тем более юный Торговец Хотрис сейчас рядом не ощущались. Впервые в своей практике передвижения между мирами Светозаров потерял контроль за перемещением на его конечной стадии и попал неизвестно куда. Такого казуса с ним еще не случалось!

Додумать, что и почему именно так происходит, не удалось, падение завершилось более чем неудачно: последний толчок отшвырнул тело в сторону, оно совершило несуразный кульбит, и голова смачно врезалась в мохнатый, но все равно изрядно твердый ствол неизвестного растения. Сознание тут же поплыло, но спасли инстинкты выживания. После удара тело полностью погрузилось в болотную жижу и стало самостоятельно выплывать оттуда. То есть сознание окончательно вернулось к Торговцу в тот момент, когда ноги уперлись во что-то твердое, голова поднялась над поверхностью, а рот жадно вдохнул сырой воздух.

И только после этого разум осознанно приступил к оценке происходящего.

Вначале осмотр тела: все вроде цело. Потом проверка сюртука: образец высокотехнического мира Ситулгайн функционировал превосходно! Даже капельки жидкости не просочилось внутрь защиты. А раз так, то и прозрачное забрало открывать и надевать на голову нет смысла. Наоборот, пусть ливневые, скорее всего, чистые потоки смоют ту болотную жижу, которая испачкала голову, да еще и прилипла, словно глиняный раствор. Видимо, зарылся знатно в самую глубину и там зачерпнул изрядно придонного ила собственной шевелюрой. Попытка включить заплечные ускорители сразу стала приподнимать тело вверх: значит, это нужное устройство тоже исправно. Но пока взлетать вверх не стоит, следует прийти в себя и осмотреться более основательно.

Хуже всего, что дар Торговца утерян. Пусть и временно, но это факт. Переместиться в иной мир никак не получалось. Исходя из этого опять резко накатила ужасная паника по поводу: а где все остальные?! Несмотря на продолжающуюся где-то над верхушками папоротников грозу и шум льющейся воды, заполошных криков или призывов о помощи не слышно. Да и по всем выкладкам, воспоминаниям, груз и всех людей Светозаров успел доставить на подворье крепости. Его наработки просто не позволяли опуститься на место прибытия самому, а уж потом опуститься остальным. Нет, вначале он опускал грузы по системе обратного торнадо, потом людей, и только потом сам оказывался в точке прибытия. Значит, можно считать всех остальных в безопасности? Относительной, конечно, безопасности, так как Лудеранский лес, полный злобных кайрегов, совсем не походил на базу отдыха или пионерский лагерь. Скорее, наоборот. Но там хоть можно действовать, двигаться и пользоваться оружием, которое было сброшено, пожалуй, даже в чрезмерных количествах. А вот что происходит здесь? И где это «здесь» находится? И как по поводу разумных существ вокруг? Стоит ли их позвать, проверить их наличие? Или следует затаиться, словно вон та огромная лягушка, заползшая под торчащую из воды корягу? Кстати, эта и другие коряги, рядом с ней расположенные, напоминают ветви громадного дерева, на стволе которого, затопленного в болотной жиже, Торговец, скорее всего, и стоял. Значит, дерево упало с крутого берега или принесло паводком. Второе предположение малореальное. А вот первое предположение вполне заслуживает права на жизнь. Значит, где-то рядом находится лес. Или раньше находился.

Как бы там ни было, но в эту странную западню Торговец угодил один.

«Уже легче! — подумал он. — Одному и выбираться спокойнее».

Теперь осталось проверить свои магические способности. Вдруг и они исчезли? А заодно и звук о себе подать да прослушать на него реакцию. Поэтому устройство «Шелест», усиливающее звуки в атмосфере, задействовать не стал, а применил только магическую силу, прибавив мощности собственному голосу:

— Э-гэ-гэй! Есть тут кто еще?

Так он повторил несколько раз, довольный, что остальные магические умения все-таки остались в полном порядке. И уже собирался взобраться на торчащую чуть дальше ветку, как вдруг услышал знакомый голос:

— Наставник?! Учитель! Я здесь! Здесь, на ветках застрял!

— Хотрис?! Ты где?! — орал Дмитрий, уже резво взлетая из жижи, задействовав ускорители, и поднимаясь сквозь причудливое переплетение ветвей папоротника. — Хотрис! Отзовись еще раз! Ау-у-у! Или постарайся включить переговорное устройство сюртука!

Юного коллегу он отыскал быстро. Тот и в самом деле застрял довольно удачно еще в самом начале своего падения. То ли удалось руками вовремя схватиться, то ли малый вес не проломил тонкого зеленого перекрытия, но зато теперь паренек выглядел чистеньким, хоть и с мокрой от ливня головой.

— Ух ты, какие молнии! — восторгался Хотрис, нисколько не переживая о странном месте их пребывания. — Как этот мир называется?

— Пока и сам не знаю, — признался Дмитрий, маневрируя на ускорителях и включая на сюртуке режим присасывания. Когда оба сюртука словно склеились намертво, а юноша спиной приклеился к груди своего наставника, тот попытался набрать высоту. — Но постараемся это выяснить как можно скорее.

К сожалению, даже приподнявшись над зеленым морем диковинных растений, ничего рассмотреть не удалось по двум причинам: линия горизонта не просматривалась из-за густых, клубящихся туч и стреляющих прямо над головой молний.

— Так нас прямо на лету прожарить может! — с досадой воскликнул Торговец, снижаясь как можно ближе к листьям и направляясь к темнеющей в липком тумане громаде леса. — Пора искать хоть какой-то навес для укрытия. А то мне эта сырость не нравится.

Юный стажер на такие восклицания своего наставника примолк и только тогда прочувствовал опасность нештатной ситуации:

— Так мы здесь случайно оказались?

— Случайно? Да нет, вряд ли такое бывает. — Светозаров внимательно всматривался в приближающуюся стену леса, с краю которой стоял сильно накренившийся, готовый в любую минуту рухнуть в болото древесный великан. — И вроде мир для меня совершенно незнакомый, а вот такие деревья точно где-то видел. Ничего, сейчас будем разбираться.

Глава первая

ЛУДЕРАНСКИЙ ЛЕС

Когда все окончательно и бесповоротно удостоверились в отсутствии Торговца и его юного стажера, встал вопрос: что делать дальше? На версию Александры, которой она пыталась в первую очередь успокоить саму себя, решили пока не обращать особого внимания. Ведь даже в том случае, если граф Дин где-то задержался по срочным делам и вернется в следующую секунду, это не означало, что надо сесть и ждать его, сложа руки. Следовало немедленно определиться и учесть даже такой вариант, что придется здесь прожить весь остаток своей жизни. Хотя можно и выбраться на безопасные территории империи Рилли с очередным конвоем каравана, регулярно прибывающего в крепость. Но до него еще оставалось четыре с половиной месяца, а раньше ждать караван вместе с полком сопровождения смысла не было.

Поэтому когда кое-как успокоили рыдающую Елену и определили ее на постой, все видные люди, обладающие какой-то властью, собрались в штабной комнате коменданта крепости и стали решать, кто примет на себя командование. Казалось бы, такой простой вопрос, а страсти по этой теме разгорелись нешуточные. Нынешний комендант заступил на этот пост только две недели назад, после трагической гибели своего предшественника. Как старший офицер, он становился комендантом автоматически. В то же время воинское звание старого ветерана, который прибыл с отрядом, и его более чем пятилетний опыт на должности коменданта сразу ставили его на первое место.

Затем вступали в силу юридические законы империи. Так как весь Лудеранский лес с недавних пор принадлежал пятерке баронов с планеты Земля, то, значит, и вся власть с момента прибытия в крепость оказывалась в их руках. По тем же законам старшинство в спорных вопросах всегда имели целители, а посему Маурьи Дана становилась единоличным главнокомандующим. Опять-таки, по тем же законам целители второго уровня всегда выполняли распоряжения целителей третьего уровня. А ведь в отряде оказалось сразу четыре Арчивьела, учеников академии, которые, несмотря на молодость и несовершеннолетие, все равно имели право создать командный квартет и распоряжаться всей военной и гражданской жизнью в крепости.

Кстати, сама эта твердыня носила несколько странное, непонятное для новичков название Волчий Шар. Почему именно волчий и уж тем более почему шар, никто точно не знал, хотя мнений и предположений на эту тему во все века бытовало предостаточно. А вот точных исторических хроник, повествующих, кто и когда нарек сложным именем эту цитадель в центре дикого леса, так до сих пор и не отыскали.

Но на первом совете никого старое название не волновало, решали, кто станет командовать. Причем его светлость, барон Петр, сразу начал с укора своему бывшему командиру:

— Ну вот, Василий, и устроили пикничок! Как бы он до нашей пенсии не растянулся! — Скорее всего, из-за досады штатный снайпер «третьей» сразу предложил только одну кандидатуру, а потом только ее и поддерживал: — Маурьи Дана прекрасно справится и с наведением порядка, и с наведением дисциплины в Волчьем Шаре. Опыт у нее есть, знания тоже, да и баронесса она сразу двух участков Лудеранского леса.

— Во-первых, ты еще официально не оформил свои бумаги на ее имя, — ехидно напомнила Сильва. — А во-вторых, нечего тут разводить семейственность и кумовство! Хотя я лично ничего против своей подруги не имею. Но генерал Мудрах, с его опытом — самый приемлемый вариант. Пусть он командует.

Тут отозвался и Рафа Зелай, которому стало обидно за своих товарищей Арчивьелов:

— В подобных случаях никто не сможет распоряжаться людьми лучше, чем целители третьего уровня.

Вот так и начались шумные споры с дебатами. Причем никто не хотел уступать, и споры грозились затянуться до бесконечности. Как всегда в таких случаях, все решила сложившаяся обстановка: раздались сигналы тревоги.

— Кайреги штурмуют замок! — в один голос воскликнули старый и новый коменданты.

Так как чуть раньше выяснилось, что любого кайрега, нападающего на Волчий Шар или конвой сопровождения, можно безжалостно уничтожать на месте, то Дана сразу воскликнула, напомнив одно из последних предложений квартета Арчивьелов:

— Тогда пусть каждый займет свою стену на периметре и ведет бой. У кого лучше и эффективней будет результат, тот и получит окончательно бразды правления крепостью в свои руки. Договорились? Вот и здорово!

И все разбежались по заранее выбранным стенам. Причем баронам под командованием Даны достался самый трудный участок, а ведь они еще ни разу в своей жизни не видели этих жутких и мощных монстров. И теперь им предстояло доказать силу земного оружия перед бичом Лудеранского леса. Благо еще, что оружия этого хватало с избытком. Другой вопрос, что запасы амуниции не беспредельны, о чем бароны прекрасно помнили, еще на ходу договорившись стрелять только одиночными и только наверняка. С ними вместе на стену взобрались и те несколько монахов из монастыря, примкнувшие к отряду в погоне за новыми впечатлениями. Кажется, отныне им этих впечатлений будет обеспечено выше крыши.

Для монахов оружия хватило, хотя и досталось не самое убойное. Тогда как Казимира Теодоровича вообще на стену не пустили, посоветовав помогать при госпитале, если при отражении штурма появятся раненые. Старый поляк с явной неохотой покорился этому приказу, хотя в дальнейшем наблюдал за перипетиями событий с крыши самого высокого здания, внутри крепости.

Человеческий форпост в этом диком краю стоял в низине, что уже казалось странным, и одним своим углом всего лишь метров на двадцать не доходил до крутого изгиба лесной речушки. Довольно шустрая речушка, с быстрым течением, но глубиной всего чуть больше двух, а шириной до четырех метров. Лес и любой кустарник вокруг нее, да и вокруг всей крепости, систематически вырубался, так что хорошо просматриваемое пространство доходило до полукилометра.

Крепостные стены Волчьего Шара не отличались большой высотой, и штурмующие войска наверняка бы легко взломали оборону. Все-таки пятнадцать метров — это по всем фортификационным стандартам считается слабой преградой. Когда прибывшие бароны во время совета задали логичный вопрос: «А почему за столетия не надстроили стены еще на десяток метров?», выяснилось, что еще в неведомой древности первые строители допустили грубый просчет, заложив под стенами хлипкий фундамент. А может, и не было нужды в те времена строить нечто грандиозное. Вдобавок многие высказывались о том, что вся твердыня стоит на бывшем болоте, что косвенно подтверждало отсутствие подвалов и факт довольно мелких внутренних колодцев: вода там стояла уже на глубине трех метров. Может, и близость реки сказывалась. Но в любом случае все попытки хоть как-то увеличить высоту стен сразу приводили к расширяющимся трещинам в них и ощутимым просадкам всего комплекса построек. Вот потому и возвышались наружные стены всего на пятнадцать метров, да внутренние здания крепости не превышали той же высоты.

Казалось бы, для глупых диких животных и такой преграды будет достаточно, но здешние твари умели цепко держаться за отвесные стены своими страшными когтями, а при атаке большим скопом под стеной создавалась импровизированная гора тел, по которой резво взбегали наверх иные особи, преодолевали оставшиеся до кромки расстояния, а то порой и сразу запрыгивали наверх.

Ну а в ближнем бою кайреги становились страшным, почти непобедимым противником. По внешнему виду они немного напоминали динозавров, но с более длинными передними лапами и гибким, более стройным телом, похожим на змеиное. Высотой до трех метров, с острейшими когтями на всех лапах и с двухметровым хвостом, на конце которого имелся удивительно массивный, кажущийся чрезмерно тяжелым бивень. Удар такого костяного бивня при попадании проламывал любые доспехи, ну а сам хвост служил отличным подспорьем при подъеме на стены. Монстры упирались им снизу, а когтями передних лап буквально прорезали каменную кладку, создавая выемки для зацепа, и со скоростью черепах, но вполне уверенно совершали восхождение. Хорошо, что не быстрей, иначе Волчий Шар уже давно бы пал и зарос громадными древесными великанами, которые превалировали в окружающем лесу.

Пасти на вытянутых шеях легко уклонялись от ударов мечей, копий и длинных алебард и с таким же проворством устремлялись вперед за добычей. Ну а если уже челюсти сомкнулись на теле жертвы, то разжать их можно было, лишь порубив эти челюсти на части. То есть здешняя гроза всего живого только чудом до сих пор не выжила из Лудеранского леса разумного человека. Да и то лишь по причине именно собственной неразумности.

Нападения на крепость носили очень несистематический характер и зависели только от наличия в округе большой стаи. То есть собрались кайреги по какой-то причине в огромную, до двухсот особей стаю, значит, обязательно ринутся на стены Волчьего Шара. Причем, бывало, за один день случалось и по три штурма. Счастье еще, что эти хищники вели дневной образ жизни и ночами не нападали. Но вот днем иногда бывало слишком жарко. Вот тогда и случались среди защитников крепости тяжелые потери.

А порой ни единого кайрега не замечали в округе целые недели, а то и месяцы. По необъяснимым причинам те пропадали в лесных гущах и на удаленных болотах, и в такие периоды воины совершали даже вылазки в лес на охоту, производили санитарные вырубки, заготавливали дрова или собирали под руководством целителя нужные в быту и для лечения растения. Такие периоды назывались «благостными» и, естественно, были самыми желанными. Но, увы, более чем за две недели до прибытия баронов в свои вотчины очередной благостный период закончился, и не проходило дня, чтобы кайреги раз, а то и два не штурмовали форпост человечества на этих землях. Именно в одном из таких штурмов и пал предыдущий комендант крепости, своим оружием пытаясь ликвидировать прорыв нескольких тварей внутрь крепости.

Суть сражения с хищниками всегда была проста и незатейлива: постараться обрубить им лапы тяжелыми бердышами во время подъема по стене. Еще лучше, если надрубить и голову. Но это уже считалось сложней, как и попасть в глаз тяжелой стрелой. Потому что голова любого кайрега всегда бессистемно двигалась на гибкой шее в разные стороны, лишний раз заставляя сравнивать тварей с семейством змеиных.

Нападали хищники тоже все время бездумно и хаотично. Мало того, порой казалось, что они специально рассредоточиваются по всему периметру крепости, чтобы не мешать друг другу. Если бы они хоть раз все дружно ринулись с одного направления, защитники потерпели бы сокрушительное поражение сразу. А так только и считались опасными те моменты, когда кайреги случайно сбивались в одну кучу и лезли на стену по головам друг друга. В таких случаях к месту возможного прорыва с остальных стен спешили свободные стрелки и копейщики, ну а если прорыв все-таки случался, то тогда мечущихся по крепостному двору тварей старались прикончить с крыш внутренних строений. Там стояли с осадными луками специальные посты «последней надежды».

Баронам сразу удалось показать силу имеющегося у них оружия. Тем более что на их стену навалилась та самая спонтанная куча-мала, которая исторически считалась наиболее опасной при обороне. Вначале стрельба велась только одиночными, и часть стаи удалось уничтожить еще на дальних подступах к стене. Но уже тогда стало заметно, что не всегда одна, а то и парочка пуль останавливает мчащегося на громадной скорости кайрега. Об этой их нечувствительности к ранам именно во время лихого бега предупреждали заранее, а лучники вообще начинали отстрел хищников лишь во время подъема тех на стену. Не раньше. Почему пули оказывались в большинстве случаев бессильны, бароны понять не могли, зато гораздо интенсивней, а то и короткими очередями стали отстреливать прущую на них волну зубов, клыков и когтей, когда та стала подниматься уже конкретно по стене.

Вот тогда сила огнестрельного оружия и сказалась окончательно. Одна минута — и все нападающие монстры выведены из строя. Никто не ушел обратно в лес, хотя многие, судорожно извиваясь и взрывая когтями землю, и пытались удалиться от крепости после смертельных ранений. Погибли все. И ни одна особь не добралась на гребень стены.

На остальных направлениях атака оказалась не в пример слабей, так что там уничтожили не более чем по десятку кайрегов, а остальные, словно поняв бесполезность штурма, вернулись в лес. После чего офицеры и целители собрались на стене, где оборонялись бароны, и подсчитали количество трофеев с их стороны. Первым выразил свой восторг нынешний комендант крепости:

— Вот это да! Сто двадцать три тела! Такого еще в истории крепости не было!

Зато генерал-ветеран казался недовольным, еще и поучать начал:

— Как правило, в любой атаке достаточно уничтожить только четверть потока кайрегов. Остальные, видя гибель членов своей стаи, сразу теряют агрессивность и удаляются в лес.

Его светлость барон Петр снисходительно улыбнулся:

— Ага! Вначале возвращаются в лес, а потом снова атакуют крепость. А теперь эти вот двенадцать десятков уже успокоились навсегда.

— Так-то оно так, но ведь уже приближаются сумерки, — под одобрительный гул ветеранов напомнил генерал Мудрах. — А что надо сделать с наступлением ночи? Правильно, во избежание вони и гниения надо будет все трупы сбросить в речку. А она почти на противоположной части периметра. Так что полночи точно никому теперь спать не придется.

— Странно, что они сами не пожирают друг друга как волки, — пожал плечами Курт. — А может, их другие хищники растащат? Или грызуны какие?

— Иных хищников здесь нет, не выживают. А грызуны хорошо, если за пару дней с одной тушей справятся.

Пока ее коллеги грустно переглядывались между собой, Сильва спросила:

— А речка не запрудится таким количеством тел?

— Пока еще такого в истории не случалось. Да и бросать надо только по одному телу с небольшим интервалом.

— И куда река выносит эти тела?

— Достоверных сведений нет, ни один разведывательный отряд не вернулся дальше чем с расстояния в дневной переход. Но вроде всегда упоминалось в легендах, что в большое озеро.

— Хорошо. — Дана придала своему голосу командирской строгости. — Судя по сгущающимся сумеркам и молчанию тревожного колокола, кайреги сегодня больше не сунутся. Сколько у нас лошадей?

— Только три, — отчитался комендант. — Больше держать нельзя, сена нет, овса надолго не хватает. Да и эту тройку порой приходится на мясо пускать, когда есть нечего или конвой с караваном задерживается.

— Значит, будем впрягаться в телеги сами. Людей в крепости теперь много.

— У нас арбы с большими колесами. Так удобней катить по вязкому грунту, особенно после дождей.

— Тем лучше! — Баронесса осмотрела личный состав вверенного ей гарнизона, улыбнулась и хлопнула в ладоши: — За работу, дамы и господа!

И никто ее командирские функции больше не оспаривал. Зато работа закипела на удивление споро и бойко. В самый разгар даже выяснилось, что легких повозок в виде арб не хватает, и тогда от стены, что была ближе к речке, мужчины помощней оттягивали туши кайрегов просто волоком. Накидывали на себя лямки и тащили туши в сто пятьдесят килограммов и более, словно бурлаки на древней картине Репина.

Правда, и несение дозоров не прекращалось, хотя старожилы и утверждали в один голос:

— За все века кайреги еще ни разу ночью не нападали.

Госпожа Маурьи на это вполне резонно возражала:

— Всегда что-то случается впервые, и мне бы не хотелось попасть под первую атаку именно сегодня.

Поэтому и оставались на стенах все четыре барона с приборами ночного видения и во всеоружии. Александра нести дозор отказалась и с тихой яростью присоединилась к перетаскиванию остывающих хищников. Ведь, пожалуй, только она одна, как графиня и супруга Торговца, не подпадала под юрисдикцию нового командира. А заняться тяжким трудом она решила по причине неприятного, гнетущего беспокойства за своего супруга. И только когда почти все тела оказались вывезены, она вспомнила про Елену, которая оставалась в выделенной ей комнатке одна. И сразу обратилась к оказавшейся рядом Дане:

— Про Димину сестру забыли. Надо либо ее подключить к работам, либо кого-то к ней послать для успокоения.

Комментариев нет:

Отправить комментарий